• 54496
  • 54496

Войти

С помощью учетной записи
Забыли пароль? Восстановить

Регистрация

У вас есть аккаунт на Findinukraine.com.ua?Авторизация

Парикмахер, который мечтал стать волшебником.

Три кофе о том, как Юрий Царёв задаёт вопросы и что из этого получается.

 

enlightenedenlightenedenlightened

 

Я ничего не хотела решать. У меня не было никакого желания менять цвет волос сегодня. Я год не красила волосы, ничем их не тонировала и отращивала свой естественный блонд, чтобы летом он красиво выгорал, а я на его фоне блистала облупленным сгоревшим носом. Да что там говорить, у меня даже не было  никакой личной драмы, чтобы вбежать в салон, сесть в кресло и махнуть рукой мастеру - мне покороче и в чёрный!

Я просто случайно увидела в фейсбуке результат работы Юрия Царёва, на подружке и записалась на "через полтора месяца".

И забыла, ну конечно же.

Нельзя сказать, что я себе не нравилась ДО.  Мне было удобно: помыла, высушила вниз головой, пошла. Никаких бальзамов и масок - когда постоянно в дороге, хочется спать, а не быть красивой. А для красоты достаточно красной помады и правильного ракурса (думала я).

А потом наступила дата Х и я примчала на Горького, в салон Царёва, с заготовочкой: "давайте сегодня ограничимся приданием какой-то там формы, я спешу, к переменам не готова, может быть, через годик".

И вот тут началось одно из самых волнующих моих приключений, потянувших за собой целую цепочку странных и непредвиденных событий.

Кофе #1. Американо без молока.

- Рассказывайте. О желаниях, ожиданиях, зоне комфорта. К чему хотите прийти?, - у Юрия был спокойный голос, честная улыбка и очень доверительные руки.

(в этот момент во мне сработал переключатель и я немного сбилась с первоначального текста)

- Я устала. Нахожусь в глубокой заморозке. У меня горят ВСЕ дедлайны, я превратилась в робота и разучилась даже реветь. Я ем вино, кофе и гигабайты фотографий, у меня постоянно что-то не получается, но, если бы ты только видел, какой участок земли я присмотрела в Верховине для свего центра... Понимаешь, там гора и смерековый лес, а внизу течет ручей, и... Знаете, я не готова кардинально меняться. Отращиваю цвет и длину и совершенно не понимаю, что я тут делаю. Мне кажется, это мой оптимальный образ.

- У вас очень красивый свой цвет, действительно. А темный был когда-нибудь?

- Да! Черный парик на Хэллоуине, когда я была Основной Ведьмой.

- О, покажите! И что вы чувствовали, когда ходили с этой черной чёлкой?

(дальше мы рассматриваем мои фотки с Хэллоуина пятилетней давности и меня, похоже, немного заносит - я рассказываю даже глубоко личное - как меня не смог идентифицировать гаишник и потребовал снять парик. А я предпочла дать первую и единственную в своей жизни взятку в особо крупных размерах, чтобы его не снимать, потому что не мыла голову в тот день и у меня было совершенно королевское ведьминское платье)

- А для кого Вы написали свою книгу?, - внезапно спрашивает Юра.

Я что-то отвечаю, мы ржём, я рассказываю о наших экспедициях, о местах силы, обо всех тех маленьких странных деталях, которые давно катала буквами на языке.

Через пять часов я обнаруживаю себя в зеркале рыжей. С бровями медного оттенка. 

О Боже. О Боже. О Боже.

Рыжая, зеленоглазая, блестящая,  пушистая  и чуть прибитая шла я домой.

В магазинчике у дома со мной попытался познакомиться парень лет на 20 младше. Ха-ха, ответила я.

И в этом тоже был перелом. Блондинка Лала сказала бы - "простите, пожалуйста, я не свободна", а рыжая Вот Эта Вот отрезала "ха-ха" и сощурила глаза.

Дальше было только хуже: я перестала говорить "да" там, где "нет". Парень в магазинчике у дома оказался только первым в бесконечной череде Клуба Анонимных Рыжепоклонников. Мне разонравилась Дейенерис и я начала засматриваться на Красную Женщину. Прекратила чувствовать себя виноватой по любому поводу, решила три неподъемных задачи, которые откладывала четыре года, купила ярко-зеленую сумку и влюбилась. 

Что за чччёрт?, - я пыталась понять, что происходит и КАК он это делает.

И тут он позвонил.

- Добрый день. Вы могли бы прийти на коррекцию цвета? Всё-таки, у нас была кардинальная перемена. 6 оттенков рыжего. Надо проверить еще раз. Сможете?

- А можно, я с Викой приду? Это наш фотограф. И задам вам разные идиотские вопросы. Можно?

Так мне удалось немножко поменяться местами с великим и ужасным Царёвым, задающим свои бесконечные вопросы не о волосах.

Кофе #2, с апельсиновой цедрой и кордамоном.

- Как ты делаешь это с нами?, - задаю главное, что лежит на поверхности моей рыжей копны.

- Задаю вопросы.

Есть три уровня восприятия человека, знаешь? Первый уровень - когда ты просто слышишь речь и делаешь первые поверхностные выводы. Второй уровень - ты уже понимаешь суть. То, что до тебя хотят донести. И третий уровень - это глубина. Когда ты слышишь неозвученное.

Это самое интересное и важное для меня во всём процессе - вникнуть в человека и понять, как строить его образ. Цвет волос должен гармонировать с тобой, с твоим восприятием мира - прежде, чем с цветом твоей кожи или глаз. Моя задача - это когда ты выходишь счастливая,  а у тебя в глазах плещется твоё море.

- А ты почему про море сейчас сказал?

- Просто ты рассказывала, что любишь море. Что не можешь без него жить.

(Ох. Я не помню!!)

- А где ты берешь эти вопросы? Откуда знаешь, что спрашивать?

- Я пошел учиться коучингу однажды. Чтобы понять, как выстраивать систему вопросов. Конечно, я не планировал быть коучем. Мне было важно научиться улавливать момент, когда нужно спросить, а когда - промолчать. 

Мне очень помогла в этом Алла Клименко и её Upgrade: я учился понимать человека, чувствовать его харизму, помогать её проявлять через форму и цвет волос, узнавать лучше - с чем ему будет комфортно и легко жить. Иными словами - продолжать задавать вопросы, как и 20 предыдущих лет. Только чуть иначе.

- А как выглядел сам Юрий Царёв 20 лет назад, что он делал понедельничными вечерами? Где работал, как красил?

- Я приехал в Киев из Симферополя - полненький мальчик с красным дипломом юриста судебно-правовой группы. Мне было 19 лет, я не понимал, чем хочу заниматься в жизни. За компанию с другом записался на полугодичные курсы парикмахеров и после пары занятий спросил у нашего преподавателя: "Вы, серьёзно, думаете, я смогу стричь?".  Преподаватель был краток со своим "да", а я был горяч, принципиален и ни в чём не хотел сомневаться. Меня немного "фонило" страхами:  а вдруг я не смогу стать лучшим в своей профессии?

Однажды был момент, когда я даже выбросил свои ножницы и на целых три дня отказался от парикмахерского дела.  

Знаешь, у меня на протяжении всего моего пути этот "Закон трёх дней" действует безотказно. 

Всегда достаточно ТРЁХ ДНЕЙ для депрессии, загула, сильных переживаний или стресса. Можно меньше, но не больше. И когда они подходят к концу ты уже понимаешь, что жизнь практически наладилась.

- Ни разу не слышала, чтобы ты говорил о себе "стилист", хотя, по сути, ты именно он. 

- Я Парикмахер и называю себя только так. Я учился в ту эпоху, когда эта профессия не была престижной. Люди стеснялись быть "парикмахерами" и называли себя "стилистами".  И зря - в  нашей профессии намешано столько всего! Ты и психолог, и доктор, и коуч и друг и всегда, в любой момент должен понимать последствия своих действий. 

- И что, у тебя всегда всё шло гладко, ты ни разу в себе не сомневался и у парикмахера Царёва не бывает проколов?

Однажды, всё те же 20 лет назад, меня пригласил на День Рождения друг. Я учился, работал стажером, у меня никогда не было денег и я ел быстрорастворимую вермишель и  бульон из кубика "Галлина Бланка" с батоном.  Ты вообще помнишь эти кубики? Они растворялись в кипятке и становились неестественно жизнерадостными, в смысле цвета. Так вот, я дошел до метро и оказалось, что мне не хватает даже на проезд. Я постоял какое-то время, вынашивая мысль перепрыгнуть через турникет. Не перепрыгнул и вернулся домой. Это был очень болезненный момент, но в выбранной профессии  я не сомневался даже тогда. И когда бывали проколы, не сомневался тоже. Делал выводы и шел дальше. Уже через год я работал в одном из салонов, тоже на Горького, и ко мне была сумасшедшая запись. Думаю, людям нравилось, что я с ними разговариваю:)

- Тебе не завидовали?

- Я когда-то решил для себя, что нужно стать отдельной единицей, чтобы тебя не с кем было сравнить. Занимать свою нишу в чём-то одном.  Стараться быть в ней лучшим. Уже сейчас я вообще не использую слова "конкуренты", я говорю "коллеги" и многих из них очень люблю и уважаю.

- У меня в голове не укладывается твой диплом юриста и тюбик с краской для волос. Погоди, я всё еще обдумываю мысль о резких сменах деятельности - это гораздо круче, чем смена цвета волос.

- Подумай с другой стороны: как сильно может помочь структурность и системность юриста в работе с людьми.  Мы находим применение каждому полученному знанию - вот, например, в школе Дессанжа я учился не только колористике, но и визажу, это помогает мне увидеть образ человека более цельным. А в школе коучинга я учился воспринимать и применять закон Милтона Эриксона - принцип безоценочности по отношению к человеку.  Это повышает уровень счастья. Понимаешь?:)

- Я да. Но сама еще не очень умею так. Не оценивать, не опускать рук... Вот, когда у тебя уже был свой салон, вся эта обширная практика, запись на месяцы вперед, а потом случилась война - у тебя эээ...ничего не изменилось? 

- Мне было тоже страшно и я не понимал, куда дальше. Как не предать своё дело, как заниматься тем же - в то время людям было не до причёсок и смены образа. Чтобы просто не останавливаться, я начал делать сумки, вместе со Снежаной Нех. Сумки, которые бы отражали человека, которому принадлежат, были частью его. Я и сейчас иногда создаю сумки. Но не коллекциями, а "под человека".

- А  у тебя есть семья? Любовь есть?, - спрашиваю я и внутренне сжимаюсь. Но потом вспоминаю, что я же рыжая, и разжимаюсь обратно. Не ответит - и ладно.

- Есть. У меня уже 8 лет есть и семья и любовь. 

(здесь у Юры меняется голос и мне хочется заплакать)

- Это что-то очень важное для тебя и мы не будем об этом говорить, да?

- Мне 40 лет, а мои родители ушли очень молодыми, с разницей в год. Им было по 50 лет. Поэтому да, семья для меня - это какая-то глобальная фундаментальная ценность, приоритет, вдохновение... Когда мы собираемся - все наши родственники вместе, за одним столом, - мы можем проговорить до утра и никому не хочется спать. Но да, о профессии я привык  говорить больше :)

- А ты  сам понимаешь, насколько ты много сделал? Как круто отпахал все эти 20 лет?

- Очень хорошо помню ощущение Киева, когда я приехал сюда в 19.  Я шел по улицам и не мог унять восхищения.  Я думал тогда - "Это мой город, я хочу здесь жить, как же он прекрасен!".  А недавно ехал через Днепр, погода была отличная, закат, небо, Лавра... И я словил себя на той же мысли, только 20 лет спустя. "Как же ты, Киев,  прекрасен!", - сказал я, кажется, даже вслух и знаешь что понял в этот момент? Что на этот раз в Киеве есть маленькая часть и моего труда тоже. Что за эти 20 лет я стал участником, а не наблюдателем. Что нет ничего невозможного, ничего вообще. Любая мечта - твоя. Никаких ограничений. Никаких сомнений. Брать и делать.

Кофе №3. Эспрессо без добавок.

Оборачиваюсь уже у двери.

- Юр, а всё-таки - кем ты хотел стать, когда вырастешь? Не юристом же, в самом деле.

- Волшебником. Я хотел стать волшебником.

С любовью и благодарностью - за три кофе, храбрость и внимательность к мелочам, которые не мелочи,

Лала Тарапакина, рыжая и счастливая.

Все фото: Виктория Святненко.